Судебные решения, арбитраж

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 23.08.2017 ПО ДЕЛУ N 33-14514/2017

Требование: 1) Об отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда; 2) Об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания.

Разделы:
Гражданско-правовой договор с работником; Трудовые отношения
Обстоятельства: Работник указал, что был уволен за неисполнение трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания, приказ о наложении дисциплинарного взыскания в виде замечания не содержит конкретных сведений о дисциплинарном проступке, работодатель нарушил процедуру увольнения, не направив проект приказа об увольнении в профсоюзную организацию, работнику причинены нравственные страдания.
Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено



СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 августа 2017 г. по делу N 33-14514/2017


Судья Новосадова О.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Колесниковой О.Г.,
судей Кокшарова Е.В.,
Редозубовой Т.Л.,
с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Киприяновой Н.В.,
при секретаре П.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. к Управлению культуры Верхнесалдинского городского округа об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда
по апелляционной жалобе ответчика на решение Верхнесалдинского районного суда Свердловской области от 15 мая 2017 года
Заслушав доклад судьи Редозубовой Т.Л., объяснения представителей ответчика С. (распоряжение от 11 ноября 2013 года N 72-л), К.Т.И. (ордер от 23 августа 2017 года N 344782), поддержавших доводы апелляционной жалобы, истца, его представителя К.Т.Б. (ордер от 23 августа 2017 года N 089292), возражавших относительно доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора, полагавшего о законности и обоснованности решения суда, судебная коллегия

установила:

М. 27 января 2017 года обратилась с иском к Управлению культуры Верхнесалдинского городского округа (далее по тексту - Управление культуры) об отмене приказа от 24 января 2017 года N 16, восстановлении на работе в должности директора Муниципального автономного учреждения культуры "Центр культуры, досуга и кино" (далее по тексту - МАУК "ЦКДК"), взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 15000 руб.
В обоснование заявленных требований указала, что с 24 июня 2015 года работала директором МАУК "ЦКДК". В соответствии с приказом ответчика от 24 января 2017 года она уволена по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Полагала увольнение незаконным, поскольку надлежащим образом исполняла свои должностные обязанности, ответчик нарушил процедуру увольнения, поскольку проект приказа об ее увольнении как члена профсоюза, не был передан для согласования в профсоюзную организацию. Незаконными действиями ответчика нарушено ее право на труд.
17 марта 2017 года М. обратилась с иском к Управлению культуры об отмене приказа от 20 декабря 2016 года N 261 о привлечении к дисциплинарной ответственности и компенсации морального вреда в сумме 10 000 руб.
В обоснование иска указала, что в соответствии с вышеуказанным приказом на нее наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания за необеспечение эффективной деятельности учреждения и его структурных подразделений, отсутствие организации административной, финансовой деятельности учреждения по заключению договоров на платные услуги (родительская плата). Полагала указанный приказ незаконным, так как ответчик не указал, в чем конкретно выразился дисциплинарный проступок, его время и место. Требования должностной инструкции не нарушала. Неправомерными действиями руководства Управления культуры ей были причинены нравственные страдания, которые выразились в переживании ею чувства обиды за незаслуженное взыскание.
Определением Верхнесалдинского районного суда от 10 апреля 2017 года вышеуказанные гражданские дела соединены в одно производство.
В судебном заседании истец исковые требования поддержал, указал о несогласии с приказами, положенными в основу приказа об увольнении (от 29 января 2016 года N 27, от 11 февраля 2016 года N 36, от 25 ноября 2017 года N 247, от 20 декабря 2016 года N 261).
Задержка выплаты заработной платы работникам учреждения имела место быть по причине несвоевременного поступления бюджетных средств на выполнение муниципального задания по вине учредителя МАУК "ЦКДК" (приказ от 29 января 2016 года N 27).
Наложение дисциплинарного взыскания в соответствии с приказом от 11 февраля 2016 года N 36 незаконно в связи с пропуском срока привлечения работника к дисциплинарной ответственности.
Приказ о наложении дисциплинарного взыскания от 25 ноября 2016 года N 247 полагал незаконным в связи с отсутствием в его действиях дисциплинарного проступка.
Приказ от 24 января 2017 года не учитывает, что процедура сокращения уборщиков помещений и заключение с ними гражданско-правовых договоров, являлись вынужденной мерой с учетом финансирования учреждения, руководителем которого она являлась.
С 23 сентября 2015 года является членом профсоюзного комитета, вместе с тем, вопрос увольнения истца с профсоюзной организацией не согласовывался.
Представитель истца К.Т.Б. в судебном заседании исковые требования поддержала, указала о пропуске ответчиком срока привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.
Представитель ответчика С. исковые требования не признала, в их удовлетворении просила отказать, ссылаясь на законность и обоснованность увольнения М. по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Указала, что в период 2016 года М. неоднократно и обоснованно привлекалась к дисциплинарной ответственности. В ходе проверки, проведенной в ноябре 2016 года, были выявлены факты заключения гражданско-правовых договоров с рядом работников МАУК "ЦКДК", которые фактически регулировали трудовые отношения, о чем был составлен акт 02 декабря 2016 года. Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения в прокуратуру г. Верхняя Салда для принятия мер прокурорского реагирования. После проведения соответствующей проверки 16 января 2017 года городским прокурором в адрес ответчика вынесено представление об устранении нарушений, в связи с чем, именно с указанной даты и следует исчислять срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности. Порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности не нарушен, поскольку ответчик не знал и не мог знать о том, что истец является членом профсоюзной организации, сам работник о данном обстоятельстве в известность работодателя не ставил.
Оснований для признания незаконным приказа от 20 декабря 2016 года не имеется, поскольку установлен факт поступления в кассу учреждения денежных средств в сумме 1500 руб. за три месяца обучения ребенка в кружке в отсутствие договора на оказание услуг. Вышеуказанное является нарушением административной, финансовой деятельности учреждения.
Трудовых прав истца ответчик не нарушил, поэтому отсутствуют основания для компенсации морального вреда.
Решением Верхнесалдинского районного суда Свердловской области от 15 мая 2017 года исковые требования М. к Управлению культуры Верхнесалдинского городского округа удовлетворены частично.
Признан незаконным приказ от 24 января 2017 года N 16 об увольнении М.
М. восстановлена на работе в должности директора Муниципального автономного учреждения культуры "Центр культуры, досуга и кино".
С Управления культуры Верхнесалдинского городского округа в пользу М. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула за период с 25 января 2017 по 15 мая 2017 в сумме 159958 (сто пятьдесят девять тысяч девятьсот пятьдесят восемь) руб. 77 коп. с удержанием обязательных платежей (НДФЛ 13%), компенсация морального вреда - 5 000 (пять тысяч) руб.
В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Указано о немедленном исполнении решения суда в части восстановления М. на работе.
С Управления культуры Верхнесалдинского городского округа в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 4699 руб. 18 коп.
В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Ссылается на неправильное применение судом норм материального права и процессуального права, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Указывает о соблюдении порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, поскольку работник не уведомлял работодателя о членстве в профсоюзной организации. Срок привлечения к дисциплинарной ответственности в виде увольнения не истек, поскольку представление прокурора города об устранении нарушений действующего законодательства (незаконное заключение гражданско-правовых договоров) вынесено <...>. У суда не имелось оснований для взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула с настоящего ответчика, поскольку начисление и выплата заработной платы осуществляются непосредственно в МАУК "ЦКДК".
В возражениях на апелляционную жалобу прокурор полагал о законности и обоснованности решения суда.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда по следующим основаниям.
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 "О судебном решении" от 19 декабря 2003 года решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии со ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела допущено не было.
В соответствии со ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.
Согласно ст. ст. 21, 22 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, а работодатель вправе требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей, привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.
В силу положений ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания в виде замечания, выговора, увольнения по соответствующим основаниям.
Порядок и процедура наложения дисциплинарного взыскания работодателем на работника регламентирована положениями ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что на основании трудового договора от 23 июня 2015 года истец М. была принята на работу директором Муниципального автономного учреждения культуры "Центр культуры, досуга и кино" на срок 1 год. Согласно приказу ответчика от 03 июня 2016 года N 123 вышеуказанный трудовой договор прекращен с 23 июня 2016 года в связи с истечением срока его действия. Решением Верхнесалдинского городского суда от 26 сентября 2016 года установлено, что с 14 июня 2016 года трудовые отношения между сторонами носят бессрочный характер, истец восстановлен на работе в прежней должности.
В соответствии с приказом ответчика от 20 декабря 2016 года истец привлечен к дисциплинарной в виде замечания за неисполнение п. п. 9 п. 9 трудового договора, п. 3.2 должностной инструкции, выразившееся в отсутствии организации административной, финансовой деятельности учреждения по заключению договоров на платные услуги (родительская плата).
Надлежащим образом оценив представленные доказательства, в том числе, Устав МАУК "ЦКДК", трудовой договор между сторонами, должностной инструкцию директора МАУК "ЦКДК", Положение о платных услугах МАУК "ЦКДК" (утв. Приказом МАУК "ЦКДК" от 26 января 2011 года), Положение о творческих коллективах МАУК "ЦКДК" (утв. директором учреждения от 08 мая 2010 года), журнал посещаемости занятий, чеки операций Сбербанка онлайн, платежные поручения, жалобу Ж., показания свидетелей З., Т., И., суд пришел к правильному выводу о том, что, М., являясь руководителем возглавляемого им учреждения, обязана была организовать надлежащее оформление и заключение указанных договоров по услугам, предоставляемым детскими коллективами, контролировать процесс заключения договоров и поступления родительской платы за оказанные услуги, имея при этом объективную возможность.
Вместе с тем суд установил, что в сентябре, октябре, ноябре, декабре 2016 года занятия в танц-ателье <...> посещала ребенок Ж., однако договор возмездного оказания услуг учреждением не был заключен. В отсутствие данного договора на счет МАУК "ЦКДК" поступили денежные средства в общей сумме 1500 руб. в качестве родительской платы за сентябрь, октябрь, ноябрь 2016 года за посещение ребенком Ж.
Следовательно, основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности имелись, и порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности был соблюден.
В указанной части решение суда сторонами спора не обжалуется.
Разрешая исковые требования о признании незаконным увольнения истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у работодателя имелись основания для увольнения истца по вышеуказанной норме закона, вместе с тем порядок и сроки привлечения работника к дисциплинарной ответственности, ответчиком были нарушены.
Судебная коллегия с указанными выводами суда соглашается, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и требованиям действующего законодательства не противоречат.
Судом установлено и материалами дела подтверждается материалами дела, что в соответствии с приказом ответчика от 24 января 2017 года N 16 трудовые отношения между сторонами прекращены. М. уволена по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неисполнение ею трудовых обязанностей, выразившееся в "заключении гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работниками и директором МАУК "ЦКДК" (нарушение п. п. "а" п. 9 Трудового договора от 23 июня 2015 года, п. 3.1 должностной инструкции).
В обоснование приказа об увольнении работодателем положены приказы о привлечении М. к дисциплинарной ответственности от 29 января 2016 года N 27, от 11 февраля 2016 года N 36, от 25 ноября 2016 года, от 20 декабря 2016 года, представление Верхнесалдинской городской прокуратуры об устранении нарушений закона от 16 января 2017 года N 942ж-16.
В соответствии с приказом ответчика от 29 января 2016 года N 27 М. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за неисполнение п. 3.2 должностной инструкции - непредставление документов в соответствии с запросом учредителя от 25 января 2016 года по коллективному информационному письму работников МАУК "ЦКДК" от 22 декабря 2016 года.
Согласно приказу ответчика от 11 февраля 2016 года N 36 истец привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за неисполнение п. 3.2 должностной инструкции (неисполнение распоряжения от 26 января 2016 года N 3 об обязанности руководителя МАУК "ЦКДК" устранить выявленные нарушения закона посредством размещения в реестре договоров информации об исполнении договоров, согласно плану закупки, а также в единой сети информации о количестве и общей стоимости заключенных МАУК "ЦКДК" договоров за период с 2014 - 2015 гг.)
Как следует из приказа ответчика от 25 ноября 2016 года N 247 истец привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за неисполнение трудовых обязанностей, выразившееся в отсутствии договора с юридическим лицом на подготовку и проведение 28 октября 2016 года на сценической площадке Дворца культуры имени Л. культурно-массового мероприятия - показа спектакля <...> коллективом молодежного театра <...>.
На основании приказа начальника Управления культуры С. от 20 декабря 2016 года N 261 М. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за неисполнение п. п. 9 п. 9 трудового договора, п. 3.2 должностной инструкции, выразившееся в отсутствии организации административной, финансовой деятельности учреждения по заключению договоров на платные услуги (родительская плата).
Согласно п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.
Как разъяснено в п. п. 33, 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации сроки для применения дисциплинарного взыскания.
Руководствуясь разъяснениями Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что установленный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячный срок обращения в суд по требованиям о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности от 29 января 2016 года и 11 февраля 2016 года истек, при этом уважительных причин для восстановления указанных сроков не установлено. Таким образом, поскольку пропуск установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока обращения в суд, является самостоятельным основанием в иске, пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания данных приказов незаконными. Одновременно суд сделал вывод о том, что приказы о привлечении истца к дисциплинарной ответственности от 25 ноября 2016 года N 247 и от 20 декабря 2016 года N 261 юридического значения при установлении в действиях М. признака неоднократности неисполнения трудовых обязанностей не имеют, учитывая системное толкование положений п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в силу которых повторным (неоднократным) дисциплинарным проступком признается проступок, совершенный после ранее примененного к работнику и не снятого в установленном законом порядке.
Сторонами также решение суда в указанной части не обжалуется.
Проверяя законность применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения, суд первой инстанции исходил из следующего.
Согласно приказу начальника Управления культуры от 01 ноября 2016 года N 80 было принято решение о проведении внеплановой проверки с 07 ноября 2016 года по 28 ноября 2016 года за период работы учреждения с 01 июля 2015 года по 31 октября 2016 года. Указано, что целью проведения проверки следует считать приведение в соответствие с требованиями законодательства Российской Федерации совершенствование оплаты труда работников МАУК "ЦКДК".
Как следует из акта по результатам проверки от 02 декабря 2016 года учредителем (ответчиком) установлены факты заключения гражданско-правовых договоров с Б., В., Г., Д., Н. в декабре 2015 года, феврале и марте 2016 года по уборке помещений, которые фактически регулировали трудовые отношения. Одновременно установлен факт заключения договора на оказание услуг от 21 октября 2016 года N 142 с Р.
Полученные в ходе проведения проверки сведения послужили основанием для обращения 09 декабря 2012 года к прокурору г. Верхняя Салды с заявлением, в котором руководитель ответчика просил провести проверку на предмет соответствия требованиям действующего законодательства.
По результатам рассмотрения заявления руководителя ответчика 16 января 2017 года прокурором было вынесено представление в адрес Управления культуры для устранения выявленных нарушений (заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения).
Оценивая представленные доказательства по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе акт от <...>, письмо директора МАУК "ЦКДК" А. от <...> (исх. N) коллективное письмо сотрудников МАУК "ЦКДК" от <...>, гражданско-правовые договоры, суд сделал правильный вывод о том, что с работниками МАУК "ЦКДК" не могли быть заключены гражданско-правовые договоры на оказание услуг, которые фактически регулировали трудовые отношения (в том числе и гражданско-правовые договоры с К. <...> и <...>). Вместе с тем, на момент привлечения истца к дисциплинарной ответственности, установленный законом срок для наложения дисциплинарного взыскания истек.
Доводы автора жалобы о том, что срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности следует исчислять с даты вынесения представления прокурором <...>, на нормах закона не основаны. Как верно указал суд первой инстанции, о заключении договоров с работниками МАУК "ЦКДК" (Б., В., Г., Д., Е.) ответчик должен был знать с 01 августа 2016 года, что подтверждается вышеуказанной перепиской; о факте заключения гражданско-правового договора с К. от 21 октября 2016 года - со 02 декабря 2016 года (дата составления акта о результатах проверки), о факте заключения гражданско-правового договора с К. от 01 ноября 2016 года - 09 декабря 2016 года (дата обращения к прокурору для принятия мер прокурорского реагирования с соответствующим заявлением, к которому был приложен данный гражданско-правовой договор).
Привлечение работника к дисциплинарной ответственности с нарушением установленного законом срока, уже является достаточным основанием для вывода о признании увольнения работника незаконным.
Одновременно судебная коллегия соглашается с выводом суда о нарушении ответчиком установленного законом порядка применения дисциплинарного взыскания.
В силу ч. 2 ст. 82 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным пунктами 2, 3 и 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса производится с учетом мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в соответствии со статьей 373 настоящего Кодекса.
В силу положений ч. 3 ст. 374 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель вправе произвести увольнение без учета решения соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа в случае, если такое решение не представлено в установленный срок или если решение соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа о несогласии с данным увольнением признано судом необоснованным на основании заявления работодателя.
В соответствии с разъяснением, содержащимся в пп. "в" пункта 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 Кодекса, производится с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в соответствии со статьей 373 Кодекса (часть вторая статьи 82 Трудового кодекса Российской Федерации).
Суд установили подтверждается материалами дела, что М. с 22 сентября 2015 года является членом первичной профсоюзной организации ВСМПО.
Работодателем в адрес профсоюзного органа предварительно не направлялись сообщения (с приложением проекта приказа об увольнении, а также копий документов, являющихся основанием для принятия решения об увольнении) о согласовании расторжения трудового договора с истцом в связи с неоднократным неисполнением трудовых обязанностей.
Суд, оценив собранные по делу доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что поскольку работник является менее защищенной стороной в трудовых отношениях в части представления доказательств в защиту своих прав, пришел к правильному выводу о том, что ответчик обязан был при принятии решения об увольнении истицы получить мотивированное мнение профсоюзной организации, для чего должен был обратиться с соответствующими документами в профсоюзную организацию. Несоблюдение установленной законом процедуры увольнения работника, являющегося членом профсоюза является безусловным основанием для восстановления его в ранее занимаемой должности, что обоснованно было сделано судом.
При этом оценка представленных судом доказательств (показания свидетелей О., Р., Т., Э., письменный ответ директора на запрос руководителя ответчика о количестве членов профсоюзной организации от 24 ноября 2016 года, информация МАУК "ЦКДК" о том, что из заработной платы истца удерживались профсоюзные взносы), позволила суду сделать вывод о том, что работодатель должен был знать о членстве истца в профсоюзной организации.
Доводы о незаконности членства истца в профсоюзной организации ВСМПО предметом настоящего спора не являются.
Ссылка ответчика на положения п. 3 ст. 86 Трудового кодекса Российской Федерации, в силу которого все персональные данные работника следует получать от него самого, не исключает обязанность работодателя по соблюдению требований ст. ст. 82, 373 Трудового кодекса Российской Федерации
Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика, у судебной коллегии не имеется оснований для переоценки вышеуказанных доказательств, поскольку судом первой инстанции данные доказательства оценены по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств. Как видно из постановленного решения, каждое представленное суду доказательство оценены судом с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. Судом первой инстанции оценены достаточность и взаимная связь всех собранных по делу доказательств в их совокупности, в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Результаты оценки доказательств суд отразил в постановленном решении.
Установив незаконность увольнения истца, в соответствии с положениями ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации суд взыскал с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула.
Доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для взыскания среднего заработка с ответчика, судебная коллегия отклоняет. Приказ о прекращении трудовых издан ответчиком, в соответствии с Положением об Управлении культуры (утв. Решением Думы городского округа от 31 мая 2012 года N 38) МАУК "ЦКДК", является подведомственным учреждением Управления культуры Верхнесалдинского городского округа, Управление культуры является главным распорядителем бюджетных средств, выделяемых для развития культуры и образования, а также подведомственных казенных учреждений, осуществляет бюджетную роспись, распределяет лимиты бюджетных обязательств по подведомственным получателям бюджетных средств и направляет их в финансовый орган, исполняющий бюджет Верхнесалдинского городского округа осуществляет финансовое обеспечение деятельности бюджетного и автономного учреждения городского округа (п. 9).
В соответствии с ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 330 настоящего Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции. Из материалов дела следует, что таких нарушений судом первой инстанции не допущено.
Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Верхнесалдинского районного суда Свердловской области от 15 мая 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.
Председательствующий
О.Г.КОЛЕСНИКОВА

Судьи
Е.В.КОКШАРОВ
Т.Л.РЕДОЗУБОВА




















© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на "DAYWORK.RU | Кадровая служба предприятия" при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)